Какой цветок анны

Добавлено: 31.05.2018, 18:57 / Просмотров: 35255
Закрыть ... [X]


Имя русской аристократки Анны Танеевой-Вырубовой, фрейлины и подруги последней русской императрицы Александры Романовой, хорошо известно и в России, и в Финляндии. К сожалению, для многих оно и по сей день связано с мифом о так называемых темных силах, которые якобы возглавлял и направлял Распутин – «немецкий агент и шпион».
В Финляндии, где Анна прожила почти половину своей жизни, она больше известна под именем монахини Марии. Удивительно, как оказались несхожи реальная, мало кому известная, далекая от политики, наполненная тяготами и страданиями жизнь Марии (Танеевой) и растиражированный лживый образ хитрой, жестокой интриганки Анны Вырубовой.

Ее семья
Анна Александровна Танеева родилась в аристократической семье. Ее отец, Александр Сергеевича Танеев, занимал должность придворного статс-секретаря и главноуправляющего Его Императорского Величества канцелярией. Должность эта словно передавалась по наследству: его дед и отец также занимали ее какой при Александре I, Николае I, Александре II и Александре III.
А потому глубокое чувство преданности и любви к Государю было потомственным и естественным для семьи Анны Танеевой. Позже в своих мемуарах она напишет «Наш отец подчёркивал важность для человека чувства долга Он сам был самозабвенно предан Престолу и своему Государю; эту же преданность мы переняли от него, как и он перенял её от своих предков».
Подруга царицы
В январе 1903 года 18-летняя Анна Танеева получила шифр Фрейлины Ея Величества Государыни Александры Федоровны – это был особый Знак Государыни, украшенный бриллиантами и инициалами. Сначала юная Анна, являясь городской фрейлиной, должна была присутствовать лишь на балах.
Но к 1905 году начинается сближение с Царской Семьей, ее приглашают на летнюю поездку по Финским шхерам на Императорской яхте «Полярная Звезда». Императорская семья, с тех пор уже вместе с фрейлиной Танеевой, каждое лето регулярно выезжала на побережье Финляндии. Потом, уже находясь там в эмиграции, Анна Александровна записала в своем дневнике: «…интуитивно понимаю тяготение Императорской Семьи к финской чистой и неиспорченной атмосфере и к суровой красоте её природы. Как много воспоминаний осталось у меня от этих поездок!».
Императрица Александра Федоровна не пользовалась популярностью в придворных кругах, и к грусти своей, не была счастлива среди дворцового окружения. В лице искренней, доброй и трепетно верующей в Бога Анны Танеевой, Императрицы нашла себе верную подругу, которая не покинула ее даже в самые тяжелые времена. Свою скандально-известную фамилию Анна Александровна получила от мужа, морского офицера Александра Вырубова, брак с которым был несчастным и очень недолгим.
После замужества и скорого развода Анна уже не могла получить должность фрейлины. Однако вскоре Государыня снова взяла Анну к себе в качестве личной подруги. Эта дружба с лишенной всякого официального положения была отчего-то немыслимой и возмутительной для столичных аристократических салонов. Анна Александровна всегда была в центре скандала.
Сама императрица высказалась однажды касательно ее положения: «Я никогда не дам Анне официального места при Дворе. Она Моя подруга, и Я хочу, чтобы она ею и оставалась. Неужели Императрицу можно лишить права, какое имеет любая женщина — права выбирать себе друзей?».
К несчастью, сложившаяся обстановка при дворе в те трудные времена, исключала такое право. За что подругам пришлось горько расплачиваться, терпя клевету и обвинения в чудовищных преступлениях со стороны придворной знати. Лишившись места фрейлины, Анна Танеева утратила и право получать жалование за свою службу, оно составляло четыре тысячи рублей в год.
В своих мемуарах Анна Александровна писала, что ей и в голову не могло прийти просить какие-то деньги, хотя средств постоянно не хватало. В конечном итоге, министр Императорского Двора В.Б. Фредерикс сообщил Александре Федоровне о тяжелом положении Анны. Императрица стала высчитывать: жалованье, кухня, керосин и т.д. Вышло 270 рублей в месяц. Ее Величество написала графу Фредериксу, чтобы Ей высылали из Министерства Двора эту сумму, которую и передавала Танеевой каждое первое число. Анна Александровна вспоминает: «После революции во время обыска нашли эти конверты с надписью «270 рублей» и наличными 25 рублями. После всех толков как были поражены члены Следственной Комиссии. Искали во всех банках, и ничего не нашли!».
Начало мытарств
Первый раз Анну Танееву арестовали тяжело больной корью. Незадолго до этого корью заболели Великие Княжны. Анна Алексадровна вместе с Императрицей ухаживала за ними и заразилась. «Почему-то я не умерла», - пишет Анна, вспоминая месяцы, проведенные в заключении. Она была очень слаба, а от сырости в камере схватила глубокий бронхит, температура поднималась до 40 градусов. В начале заключения солдаты сорвали с Анны ее образки и золотые кольца, когда срывали золотую цепочку от креста, глубоко поранили шею. «От боли я вскрикнула; тогда один из солдат ударил меня кулаком, и, плюнув в лицо, они ушли, захлопнув за собою железную дверь».
Она обвинялась в шпионаже и предательстве. В Трубецком бастионе Анна провела с марта по июнь. В июне ее перевели в Арестный дом, из которого после множества допросов и проверок все же выпустили через месяц «за отсутствием состава преступления». Но времени на то, чтобы прийти в себя и поправиться, у нее было совсем не много. Уже в августе явился комиссар от Керенского. Он передал Танеевой бумагу, из которой та узнала, что она – контрреволюционерка – в 24 часа высылается за границу.
Анна оказалась сначала на яхте «Полярная Звезда». Это была та самая яхта, на которой она вместе с Царской семьей совершали свои путешествия по Финляндии. А теперь, как и все достояние Государя, перешла в пользование Временного правительства. «Нельзя было узнать в заплеванной, загаженной и накуренной каюте чудную столовую Их Величеств» с горечью вспоминает Анна Александровна. Спустя некоторое время всех заключенных с «Полярной Звезды» было решено перевести в крепость Суоменлинна (Свеаборг).
Еще месяц длилось ее тюремное заключение. После освобождения, Анну, по приказу Троцкого доставили в Смольный, а затем освободили. На протяжении трех с половиной лет после расставания с Императорской Семьей, Анну арестовывали и помещали в тюрьмы пять раз. Между заключениями она испытывала острую нехватку денег, скрывалась у друзей и знакомых. И все это лишь за то, что она была верной подругой Императрицы. После освобождения из крепости Суоменлинна, Анне удается наладить переписку с уже переправленными в Сибирь Царственным узниками. Имен тех, кто осуществлял эту опасную переписку, она не осмелилась открыть даже спустя много лет, уже находясь в Финляндии.
Последний арест
Пятый арест должен был стать для Анны Танеевой последним. Так оно и вышло. Находясь в тюрьме на Гороховой, до Анны доходили слухи, что приближаются войска белых, члены Чрезвычайной Комиссии нервничают, а потому всех заключенных ожидает то ли расстрел, то ли высылка в Вологду. 7-го октября 1919 года ей объявили, что ее направляют в Москву. Затем торопливо объясняли, что сначала они поедут на Шпалерную в Санкт-Петербург (где сегодня располагается ФСБ). Было решено, что охранять ее будет один солдат вместо двух – арестованная была слабая, еле ходила.
Трамвай, на котором Анна с охранником должны были ехать, где-то задерживался, на остановке скопилась большая толпа народа. Ее сопровождающий отвернулся, чтобы выяснить насчет трамвая. В это время к Анне подошел офицер Саперного полка, которому она когда-то помогла, вложил ей в руку 500 рублей. Одна из знакомых женщин тихо произнесла: «Не давайтесь в руки врагам, идите, я молюсь. Отец Иоанн спасет вас» (имеется в виду о. Иоанна Кронштадтский).
Анна Александровна, опираясь на палочку, быстро заковыляла в сторону Невского. И вот чудо – извозчик, увидев 500 рублевую купюру, согласился везти ее. Следующие три месяца Анна Александровна жила на нелегальном положении: без документов, денег. Скрывалась у друзей.
Бегство
Анна бежала из России в рваном пальто, босиком. По льду Финского залива Танееву и ее мать везли двое финнов на запряженной лошадьми повозке. Одному из них стало жаль Анну, и он отдал ей свои носки. Была глубокая ночь, финские проводники то и дело останавливались и прислушивались. Услышав ровный стук за спиной, они обернулись: «Погоня!» Но после выяснилось, что этот стук производил ледокол «Ермак». Путь через залив был отрезан, Анна с матерью были последними, кому еще дал спастись лед.
В своих воспоминаниях Анна Александровна пишет: «Было почти светло, когда мы с разбегу поднялись на финский берег и понеслись окольными дорогами к домику финнов, боясь здесь попасться в руки полиции. Окоченевшие, усталые, мало соображая, мать и я пришли в карантин, где содержали всех русских беженцев. Финны радушно и справедливо относятся к нам, но, конечно, не пускают всех, опасаясь перехода через границу разных нежелательных типов. Нас вымыли, накормили, одели. Какое было странное чувство – надеть сапоги».
Сразу по прибытии Анну допросила финская центральная уголовная полиция. Ей задавали вопросы об отношении к царю, Распутину, политике.
«Как долго продлится власть большевиков?» – поинтересовались на допросе. «Чтобы возродить былую Русь, надо научиться терпению к другим и покаянию, только тогда начнет проявляться национальная гордость. А пока мы обвиняем друг друга, улучшения не будет, и Божия благодать не прольет свет на ту пустыню, которая некогда была государством российским», – ответила Анна.
В конце допроса ей задали вопрос: намерена ли она остаться в Финляндии? Она кротко ответила: «Если правительство разрешит… Я очень устала». Протокол был отправлен президенту, премьер-министру и министру внутренних дел Финляндии. Было решено присматривать за Анной («…не окажется ли она шпионкой»).
Когда формальная сторона была лажена, Анна Александровна вместе с матерью поселились на даче в Терийоках (Зеленогорске). Безопасная, но не слишком счастливая жизнь продолжалась до 1925 года, после чего женщины переселились в Выборг. Русская эмиграция встретила Анну Александровну с привычной злостью. Как и прежде, Танееву обвиняли во всех смертных грехах, считали чуть ли не виновницей гибели империи. Но что это внешнее зло, которое мучило Анну Александровну, по сравнению с ее внутренней скорбью по потерянной навсегда России с любимой царской семьей, Православной Церковью!
Анна Александровна так никогда и не смогла смириться с тем, с какой легкостью люди сумели забыть о чудовищной расправе над императорской семьей, как быстро они поверили в ложь и приспособились к новой жизни. Все эти переживания подтолкнули ее к написанию книги мемуаров «Страницы моей жизни», которая должна была открыть правду о царской семье, да и о себе – Анне – тоже. Какое-то время доход от книги давал средства к существованию.
Тайная монахиня
В Финляндии Анна Александровна, вопреки трудностям в передвижении, совершает с помощью разных людей частые поездки в Валаамский монастырь. Там она завязывает дружбу с иеросхимонахом Ефремом (Хробостовым) и схиигуменом Иоанном (Алексеевым). Мысли об уходе в монастырь посещали Анну Александровну еще в 1920 году – в то время, когда она, обессиленная, скрывалась у друзей. Но церковь была гонима, в монастырях постоянно проводились обыски, а молодых монахинь забирали на принудительные общественные работы.
Когда Анна с большим для себя трудом приняла решение бежать из любимой России, она дала обет Богу: если они с матерью спасутся и поселятся в Финляндии, она примет желанное монашество и посвятит оставшуюся жизнь Господу. Но, как оказалось, задуманное было не так просто исполнить. В Финляндии действовал лишь один женский монастырь – Линтульский Свято-Троицкий, окормляемый Валаамским монастырем. Но женщину-инвалида, не способную к тяжелому труду, не хотели принимать в число его насельниц.
На помощь Анне пришел духовный отец – иеросхимонах Ефрем. 14 ноября 1923 года свершился постриг в тайные монахини с именем Мария, в честь Святой Равноапостольной Марии Магдалины. Обряд был совершён в Смоленском скиту Валаамского монастыря настоятелем Игуменом Павлином.
Жизнь в миру
Тайная монахиня продолжала свою мирскую жизнь, но должна была исполнять определенное ежедневное молитвенное правило, посещать Богослужения, избегать светской жизни. Она часто посещает Валаам и ведет постоянную переписку со своим духовным отцом, подписываясь как всегда «преданная, убогая дочка». Переселившись в Выборг, Анна с матерью живет в доме «Эден» (Крепостная ул., 32).
Танеева дает уроки английского и музыки для юной хозяйки Марины Павловны Акутиной. Отсюда же посылает красивую рождественскую открытку своему знакомому еще с царских времен Генералу от кавалерии Финляндской армии Густаву Маннергейму. Для него эта неожиданная весточка из прошлого, оказалась крайне неожиданной. И он пишет в ответ: «Дорогая мадам, меня очень обрадовало, что Вы вырвались из революционного петроградского ада и живёте в семье благородных людей Акутиных, которых я хорошо знаю».
Фальшивые дневники
Меж тем из Советской России до Анны Александровны начинают доходить нерадостные новости. В 1926 году в журнале «Прожектор» (№6, март, 1926) появляется некролог и портрет Анны Александровной, под ним текст: «На снимке справа портрет скончавшейся Анны Вырубовой, личного друга Александры Федоровны, одной из самых ярых поклонниц Григория Распутина. С именем Вырубовой связаны последние, самые мрачные годы царизма. Во дворце она играла крупнейшую роль и вместе с Распутиным правила государством».
А чуть позже еще несколько фальшивых дневников. Еще через год в советском историческом альманахе «Минувшие дни» публикуется фальшивый дневник Анны. На сегодняшний день со всей точностью не установлены лица, имеющие отношения к его созданию, однако наиболее вероятными авторами «Дневника» считаются советский писатель А. Н. Толстой и профессор истории П. Е. Щеголев, которые совместно написали в тот же период пьесу «Заговор императрицы» с очень сходным сюжетом и лейтмотивами.
какой цветок анны Авторы много работали над фальсификацией сочинения, но забыли немаловажную деталь – все подделки оказались отчего-то написаны по советским правилам орфографии, в отличие от подлинных писем и записок, написанных рукою Анны Александровны или ее друзей в дореформенной традиции русской грамматики. На этом фальсификаторы не остановились.
В 1928 году появляется еще один лже-дневник от издательства «Ориент» (Латвия). На этот раз в тексте содержались подлинные отрывки из мемуаров Анны Александровны, что было еще чудовищней и больней для уставшей от клеветы женщины. Она помещает в эмигрантской газете «Возрождение» заявление, что лже-дневник не имеет к ней никакого отношения.
Тогда в 1937 году Анна Александровна заключает договор с типографий Финского Литературного акционерного общества на издание второй книги воспоминаний «Фрейлина Государыни» с фотографиями из своего личного фотоальбома. Но ее выходу помешала нависшая угроза войны. Рукопись, написанную на русском языке, начали переводить на финский, шведский и английский языки. Но политические события затруднили возможность выпуска воспоминаний. Издательское акционерное общество «Киви», которое должно было заниматься выпуском книги, больше не было заинтересованно в издании.
Магистр Х. И. Вихерюури, который с самого начала был посредником между Анной Вырубовой и типографией Финского Литературного акционерного общества, выкупает все, относящееся к издательскому договору. Он всеми силами стремился сохранить ценный исторический материал, но не мог в точности знать, когда появиться возможность его издать. Это случилось лишь через 50 лет под редакцией Ирмели Вихерюури (дочери Х. И. Вихерюури) в финском издательстве «Отава» в 1987 году.
Проблема гражданства
Проживая в Финляндии, Анна Танеева постоянно испытывала материальную нужду. Социальной помощи ей не оказывалось. В 30-х годах она много раз направляла документы с просьбой о финском гражданстве, но постоянно получала отказ. Например, в 1935 году прошение было отклонено по причине «неопределенности дохода просительницы». Анну не могли обеспечивать за счет фонда средств малоимущих, потому что она не производила в него отчисления из-за своей нетрудоспособности.
Последние годы жизни в Выборге омрачались продолжительной болезнью матери Анны. Незадолго до ее смерти Анну Александровну знакомят с Верой Запеваловой, которая становится сначала служанкой, а в будущем подругой Анны. Она дает клятву Надежде Илларионовне, что никогда не покинет ее дочь. Несмотря на все тяготы, она сдержала обещание и была для Анны Александровны поддержкой в трудные моменты до самого конца ее жизни. Их могилы находятся в нескольких шагах друг от друга, хотя разница в захоронениях составляет целых 20 лет.

Сочувствие фельдмаршала

Спасаясь от начавшейся осенью 1939 года Зимней войны, Анна Александровна и Вера уезжают в Швецию. Там они останавливаются в маленьком приюте недалеко от Стокгольма. Оплату расходов берет на себя Шведский Двор. Королева Луиза - племянница Государыни Александры Федоровны - была дружна с Анной еще в Царское время. Благодаря стараниям Королевы Луизы, Анна Александровна получала маленькую пенсию и после войны. Иногда приходили подарки: необходимая одежда, ковры.
После войны женщины уже не могли вернуться в Выборг. Перед ними встала непростая задача найти себе новое жилье. Анна была вынуждена обратиться с еще одной просьбой к Густаву Маннергейму. Она не просила денег, ей было необходимо лишь рекомендательное письмо с имеющей большую силу подписью фельдмаршала Финляндии.
Письмо, которое успокоило и подарило чувство безопасности, гласило: «Более тридцати лет зная госпожу Танееву, её уважаемых родителей и многих членов её семьи, прошу всех, кому придётся иметь дело с госпожой Танеевой, которая испытывает страдания из-за инвалидности в результате несчастья на железной дороге, относиться к ней с сочувствием и пониманием. Фельдмаршал Маннергейм. Хельсинки, 11 июня 1940 года».
Это короткое послание впоследствии не раз спасало Анну. Помогло получить небольшую квартиру в Хельсинки по адресу: ул. Топелиуса, 29 В. Ее выделил сам президент страны Лаури Кристиан Реландер. В последнее десятилетие жизни Анна Танеева уже не могла выезжать в Новый Валаам. Но вела постоянную переписку с нововалаамским старцем Иоанном (Алексеевым), который образно назвал ее «осколком утонувшего корабля».
Когда старец приезжал из Нового Валаама в Хельсинки, в квартирке на улице Топелиуса для бесед с ним собирались его духовные чада. Квартира Анны Александровны стала своеобразным маленьким духовным центром. Анна Танеева-Вырубова жила в Финляндии тихой и очень замкнутой жизнью. До конца своих дней терзалась мыслями о том, как мало людей дорожит памятью о прошлом. Ее душу переполняло тяжелое чувство несправедливости из-за того, как легко могли русские люди смириться со всем произошедшим в революционные годы. Утешением была лишь тихая молитва о спасении любимой и навсегда потерянной России. 30 июня 1964 года Анна Александровна, находясь с Верой на даче в Ярвенпяя, заболела и была доставлена в хельсинкскую больницу. Там она простилась с немногими своими друзьями, исповедалась и причастилась. Анна Танеева-Вырубова скончалась в возрасте восьмидесяти лет 20 июля 1964 года.
Преданная подруга императрицы Александры Федоровны была погребена на Ильинском кладбище Хельсинки, сектор 27. Деньги для оплаты места погребения были найдены с трудом. Спустя несколько десятилетий усилиями православной церковной общины Хельсинкского Успенского Собора на ее могиле был установлен надгробный камень.
Олеся Аксёнова
От редакции STOP in Finland
С Орво Мякиненом меня познакомил бывший настоятель Успенского собора о. Вейкко Пурмонен. Орво рассказал, что встретил Анну Танееву, когда ему было всего три года. Его бабушка, бывшая балерина Мариинского театра, спасалась от преследования красных и помогла Анне Танеевой перебраться через Неву. А уже позже, находясь в эмиграции и проживая в Хельсинки, привела Орво в дом бывшей фрейлины последней русской императрицы. Их дружба сохранялась до смерти Танеевой.
Орво считал, что Анна обладала удивительной энергетикой, которую он ощущал на протяжении всей жизни и даже после ее смерти. Он часто приезжал к ней в Töölö (так называется район Хельсинки, где находился дом Танеевой) и всегда привозил букет цветов. Однажды он подарил ей розы, что очень не понравилось хозяйке. Оказалось, она больше всего любила гвоздики, считала их царскими, а вовсе не «цветами революции».
Орво Мякинен до сих пор приносит цветы на могилу Анны во все большие православные праздники и юбилейные даты, он оплатил половину стоимости памятника на ее могиле. Каждый шаг тоже дается ему непросто. Бывший балетный танцор получил в свое время тяжелую травму, передвигается с огромным трудом, одиноко живет в доме для пожилых людей, принадлежащем Финской Православной Церкви на Liisankatu в Хельсинки. Его квартира – своего рода экскурс в историю России, которую мы потеряли. Старинный иконостас, полотна старых мастеров, посуда из тончайшего фарфора, перегруженные завитками антикварные кресла, книги духовного содержания и… воспоминания о прошлом.
Мы с мужем долго искали могилу Анны Танеевой на кладбище в Hakaniemi. Это было сразу же после Пасхи, и ориентиром для нас, конечно, служили пасхальные яйца и цветы. Кладбище казалось бескрайним, звонок кладбищенского офиса, где нам могли что-то подсказать, пел на все голоса, но дверь отчего-то упорно не желала открываться. Мы уже приезжали на кладбище три раза и уходили ни с чем. В этот раз какая-то молодая финская пара помогла, указала направление.
Мы услышали, что на месте захоронения Анны стоит маленький керамический храм. А чуть позже увидели не только могилу, но и небольшую группу женщин, тихо подпевавших финскому православному священнику, служившему молебен. На могиле действительно лежали гвоздики.

Светлана Мякеля

© STOP in Finland 2000-2012
Любое копирование текстов с портала stopinfin.ru только с указанием прямой ссылки на источник.


Источник: http://www.stopinfin.ru/archive/137/8535/



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


После каких культур посадить лук
Цветок с арабского
Сорт капусты для зимовка
Семена для нижнеудинска
Как есть семена льна при колите
Удобрение осмокоте
Посев зелёная редька


Какой цветок анны Какой цветок анны Какой цветок анны
Какой цветок анны


Цветок имени Анна
Анна - значение имени, происхождение, характеристики, гороскоп



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ